НАТУРАЛЬНЫЕ ПРОДУКТЫ ДЛЯ ЗДОРОВЬЯ

Ваша корзина:

Выберите любое предложение


Оливки Афона

ЗАКУСКА И ПСАЛОМ, ВЫПИВКА И ГИМН

Когда какой-либо Святогорский монах» кроме веры, посвящает свою жизнь служению поварскому искусству, тогда ему нет равных при сравнении со своими мирскими коллегами. И добивается он этого самым естественным способом.

Многие повара обладают знаниями и опытом. Но монах-свягогорец опирается на одно преимущество - уникальное и недостижимое даже для самых лучших мирских властелинов кухни. А именно: он живет и трудится в особом месте с особым временем.

«Сад Богородицы» является исключительным местом. Природное разнообразие его красоты не подверглось (ещё) непоправимой порче, которую можно лаконично охарактеризовать как разрушение окружающей среды. Иное здесь и ощущение потока времени, так как его медленный ритм вызывает ту приятную успокаивающую протяжность, которая отсылает нас к другим, давно прошедшим эпохам.

На своей кухне, большой или маленькой, Святогорец готовит пищу (из оливок и оливкового масла, в том числе) на очаге или печке, всегда на дровах. Используемые им продукты, овощи, зелень, бобы и травы, оливки,  а также морепродукты всех видов и размеров, принимаются им без всякого недоверия. Современная наука так и не сумела подорвать его уважение к вину и оливковому маслу, или к вкусам и ароматам, напоминающим нам дохристианский Афон Посейдоиа и богини охоты Артемиды.

Для Святогорского повара большие праздники, когда празднуют такие монастыри, как Великая Лавра или Святой Иверский Монастырь» являются непростыми днями, особенно если ему выпадает получить подписанное игуменом почётное приглашение принять на себя «трудные и ответственные обязанности Шеф-Повара».

Тогда, руководя, подобно дирижеру, своими многочисленными помощниками, он создает невероятное количество одинаково вкусных обедов применяя оливковое масло и очень часто оливки для огромного числа паломников. Это можно воспринять как чудо, если бы оно не повторялось в заранее определённые даты.

Напротив, настоящее маленькое чудо, воистину душеспасительное, Святогорец совершает намного чаще и неизмеримо легче. Достаточно одного спокойного вечера в скромной беседке где-то высоко в горах или же, что ещё лучше, около моря. И паломников, немногих и уставших. На столе несколько блюд из оливок, а в глиняном сосуде первосортное Греческое оливковое масло

Воздержанный ужин и открытость негромкого общения усиливают желание быть искренним и снисходительным. Монах, при помощи простых движений и слов, помогает сотрапезникам, угощая их оливками,  самим найти ответы для старых проблем и вопросов.

В такой момент, превратившись в существа и з духа, все они понимают, что они вдыхают не только жидкий базилик, не только аромат оливкового масла, но и ночные тайны, одновременно проникая в сущность таких слов как чабрец, мята, греческие оливки и реган.

И с неприметной помощью монаха, если они того бескорыстно желают, паломники могут вникнуть  в три незатейливые притчи из древних наставлений отцов церкви:

  • Почему горькая полынь напоминает всем смертным их общую судьбу?
  • Почему горький алоэ в напитках и лекарствах приводит на ум мысль о вероятности вечного наказания?
  • Почему и каким образом мята, наша скромная мята, может укрепить надежду на участие в небесном наследстве?

Строгий взгляд худощавого святого Онуфрия как будто говорит неумеренному в еде сотрапезнику: «Не хлебом единым жив человек». В своей смиренности паломник не может не согласиться. Однако он может, всегда мысленно и призвав на помощь священные тексты, ответить святому: «Безусловно, хлеб сам по себе недостаточен. Однако он поддерживает человеческое сердце и сохраняет плоть, храм души, через которую сияет Солнце Справедливости. Поэтому-то и Православие никогда не переставало осуждать занимающихся самобичеванием. Разумеется в Греческой и Афонской традиции не обойтись без греческих оливок и без оливкового масла.

Тишину священнодействия прерывают немногие слабые звуки. Невесомые перемещения тел, лаконичные жесты, шуршание одежд, быстрый шепот.

Оттенки звуков, металлические, хрустальные, керамические, то тусклые, то яркие, нарушают законы природы, так как их волны, перемещаясь по кривой, образуют семиструнную дугу радуги, похожую на ту, что покоясь на облаке, представляет собой знак завета,

Сверкающая многоцветьем гармонии, дуга эта, которая начинается с входного порога и, перед тем как завершиться, опустившись, в радужной глазнице игумена, проходит через амвон, где неустанный чтец повторяет: «И скимны бедствуют, и терпят голод».

 

Внимание!

Сейчас в данном разделе нет предложений. Возможно список находится на редактировании.
Попробуйте зайти позже.